Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Diam nonummy nibh!

Duis autem vel eum iriure dolor in hendre!

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetuer adipiscing elit, sed diam nonummy nibh euismod tincidunt ut laoreet dolore magna aliquam erat volutpat.

Lorem >>

Ipsum factorial non deposit quid pro quo hic escorol. Olypian quarrels et gorilla congolium sic ad nauseum.

Lorem >>

ADIPISCING ELIT

                                   курс повышения квалификации для учителей 

«Преподавание ОБЖ в рамках перспективной модели ФГОС-2020» 

Занятия на курсе проходят онлайн и доступны в записи в любое время. После выполнения условий прохождения курса учитель может получить удостоверение о повышении квалификации – 72 часа. 

Запись на курс повышения квалификации по ОБЖ и подробности здесь https://foxford.ru/courses/1347/landing 

О.Штыркина, Фестиваль ужасов

Опубликовано 18.11.2015

Что означает безопасность для каждого человека? И можно ли в наше время ощу­щать себя в безопасности на улице, на работе или дома? Та­ких мест очень мало. Я имею в виду возможность физическо­го выживания в городе, когда он превращается в арену бое­вых действий. Как сказать ина­че, когда временной промежу­ток между терактами снизил­ся до двух месяцев, а на Кавка­зе они происходят еще чаще?

О.Штыркина, студентка 1-го курса факультета журналистики МГУ им.М.В.Ломоносова

Фестиваль ужасов


Атаки террористов можно ждать практически отовсюду. Выходя из дома, человек не мо­жет ощущать себя в безопасно­сти. Теперь вот бомба была взо­рвана в метро - произошло то, о чем так долго говорили и чего так сильно боялись. Однако от того, что на работу или учебу всё равно придется ездить в под­земке каждый день в час пик, никуда не деться. Улица, под­земный переход, подъезд соб­ственного дома - где ждать сле­дующего теракта? Опасность может прийти откуда угодно, никто ни от чего не застрахо­ван. Выживание нации - чем вам не национальная идея? Очень даже актуально, а глав­ное, своевременно.
Между тем, от атак террори­стов страдают не политики, ко­торые любят долго и не очень внятно рассуждать о проблеме, а мирное население, совершен­но не умеющее вести себя во вре­мя таких происшествий. Этот вывод я сделала, когда сама ока­залась свидетельницей теракта. 9 декабря 2003 года, пример­но в 10.53, в день девятой го­довщины начала первой чечен­ской кампании, перед гостини­цей «Националь» раздался взрыв. От здания нашего фа­культета до этого места идти не более двух минут. И, естествен­но, взрыв мы услышали доста­точно отчетливо. Мы сидели на семинаре по русскому языку, когда в нашей аудитории от сильного толчка едва не вылете­ли стекла. Подбежав к окну, увидели, что на проезжей части остановились машины, а про­хожие и гуляющие с Манежной площади бросились бежать к Охотному ряду - поближе к ме­сту происшествия. По здравой логике, они должны были бы бежать в про­тивоположную сторону, ведь, произойди второй взрыв, жертв стало бы гораздо больше. Меж­ду тем, в обратном направле­нии двинулась только одна женщина, поспешно перейдя сразу после теракта на другую сторону улицы. Мне кажется величайшим подарком небес то, что второго взрыва не случи­лось, так как через семь минут после происшествия я сама сто­яла в первых рядах зевак и за­вороженно глядела на проис­ходящее.
О взрыве у гостиницы «На­циональ» сказано и написано многое. Но когда видишь всё своими глазами и сравниваешь с написанным, обнаруживаешь, что по публикациям совершен­но невозможно составить более- менее достоверную картину происшедшего. Еще раз прошу вас обратить внимание на то, что показалось мне достаточно интересным и характерным для поведения людей во время чрез­вычайных ситуаций. Итак, возьмем для анализа факт первый. Почему люди бро­сились именно в сторону взры­ва, а не наоборот? Может быть, каждый из них мог и стремил­ся успеть оказать помощь ра­неным до приезда «скорой» ? Вы понимаете, что таковых в са­мом распрекрасном случае мог­ли оказаться единицы. Конечно же, помчавшимися на звук взрыва людьми руководило лю­бопытство, как бабочками, ле­тящими на обжигающий свет огня. Оно заглушило даже ин­стинкт самосохранения. Разве рядом с первым террористом не мог оказаться еще один с еще одной бомбой, только и жду­щий, когда к месту происшест­вия сбежится побольше наро­да? Налицо - полное отсутст­вие у людей знаний о том, как нужно вести себя в подобной си­туации. Кстати, и соответству­ющего воспитания.
А ведь очень многие считают, что школьный предмет ОБЖ, дающий такие знания, детям не нужен (нужен, ой как нужен и взрослым!). Но неужели для то­го, чтобы ликвидировать вопи­ющую безграмотность в вопро­сах личной безопасности, взры­вы должны происходить каж­дый день? Или террористам следует взорвать по бомбе в каж­дом российском городе, чтобы мы наконец-то зашевелились? Наверное, поскольку в нашей стране террористы ведут самую настоящую войну, пора нако­нец всерьез заняться подготов­кой россиян ко всяким возмож­ным трагическим инцидентам еще со школьной скамьи. И это отнюдь не маловажная пробле­ма, а вопрос, требующий самого серьезного внимания.
Факт второй. Несмотря на милицейское оцепление, неко­торые граждане, проявляя все то же неуемное любопытство, старались пробраться к месту взрыва как можно ближе. В толпе, составляющей, по моим оценкам, несколько сот чело­век, царило явное возбуждение. Случись новая беда, о чем здесь уже говорилось, давка была бы обеспечена со всеми вытекаю­щими последствиями. Несколь­ко десятков молодых людей за­брались на каменное огражде­ние подземного перехода. Да, ! оттуда им было всё хорошо вид­но. Но не буду повторяться о том, что им грозило. А из окна пострадавшей гостиницы вы­глядывал мужчина в белом кол­паке повара. Над ним нависал большой осколок разбитого стекла, который вполне мог пе­ререзать человека пополам...
На мой взгляд, после терак­та анализу подлежит не только само место происшествия, но и состояние толпы, окружив­шей оцепленную территорию. У меня сложилось впечатле­ние, что за прошедшие два с лишним тысячелетия народ с такой же страстностью взира­ет на кровавое месиво, как древние римляне на бои глади­аторов. Толпа по-прежнему жаждет «хлеба и зрелищ», от­метая все достижения цивили­зованного общества, проявляя древние инстинкты. Сознание современного чело­века сильнейшим образом де­формировано. В нашем общест­ве со смещенными понятиями добра и зла человек уже не мо­жет адекватно воспринимать реальность. Культура «массо­вого потребления» наполняет сознание низкопробными кни­гами и фильмами, компьютер­ными «стрелялками»и т.п. Все эти «игры со смертью» разру­шают границу между реальным миром, где смерть настоящая и программу перезагрузить нель­зя, и виртуальным, где всё мож­но исправить. И вряд ли люди, стоявшие около гостиницы «Националь», адекватно вос­принимали то, что произошло. Не могу говорить за других, но моя собственная реакция ме­ня поразила: я спокойно смот­рела на трупы, переговарива­лась с другими молодыми людь­ми в толпе и ловила себя на мысли о том, что все происшед­шее воспринимаю как нереаль­ное - стоит только щелкнуть компьютерной «мышкой», и картинка драмы исчезнет, всё сразу станет хорошо.
Факт третий. Через несколь­ко минут после взрыва возле трупов уже крутились журна­листы с телевизионными каме­рами, стремившиеся донести до населения информацию о про­изошедшем несчастье, сооб­щить как можно больше по­дробностей. Это вроде бы понят­но - профессия такая, но всё же... С моим мнением можно не согласиться, но разве жела­ние показать как можно круп­нее жертвы теракта, кровавую сцену, добиться нагнетания страстей - это не болезненное желание сделать еще один фильм ужасов, подобный игро­вым, заполонившим экраны, но настоящий? Конечно, люди должны знать правду. Но если бы на экране вы увидели своего погибшего родственника в рас­терзанном виде, разве она стала бы «правдивей»? К той же се­рии относятся изобилующие на­турализмом фотографии с мес­та взрыва, появившиеся на сле­дующий день во многих газе­тах. О чем говорит любовь к вы­зыванию этим жуткого эффек­та? Создается впечатление, что все мы находимся на фестивале ужасов.
Когда начинаешь по-насто­ящему, всерьез задумываться о происходящем, буквально во­лосы на голове встают дыбом. На такой случай наш организм и выработал защитную реак­цию: мы просто перестаем об­ращать внимание на ужасы ок­ружающего мира. Мы воспри­нимаем информацию как ком­пьютер: принял к сведению, запомнил - и в архив. Ника­ких эмоций - они только ме­шают работе «технической» си­стемы. Между тем этот путь является тупиковым, потому что при таком способе ухода от реальности она будет стано­виться все страшнее и страш­нее, а более толстокожими стать уже нельзя. Мы все сидим на пороховой бочке. Никто не знает, где слу­чится следующее несчастье. Тем более невозможно жить, постоянно оглядываясь, и ви­деть в каждом встречном опас­ность. Но нельзя и быть равно­душным: мол, меня беда не кос­нется, потому что этого не может быть никогда. Последние события показали, что позиция страуса, засунувшего голову в песок, уже до предела усугуби­ла ситуацию. И вот еще о чем хотелось бы сказать. По моему впечатле­нию, теракт у гостиницы «На-циональ» не произвел на людей очень уж сильного эффекта, в том числе на нас: семинары и лекции продолжались, прохо­жие шли по своим делам по Мо­ховой. На следующий день у гостиницы не осталось и следа от взрыва - тротуар вылизан, выбитые стекла вставлены. Сло­вом, всё хорошо. Но обстановка сама по себе хорошей стать не может. Никто о нас не позаботится, кроме нас самих. Еще раз повторю, что в стране развернута самая насто­ящая террористическая война. Значит, отражать атаки реаль­ного, а отнюдь не воображаемо­го противника, реагировать на теракты надо учиться со школь­ной скамьи. Если, конечно, сей­час это не слишком поздно.
Мы не можем предвидеть действия террористов. Но мож­но научить людей каким-то ба­зовым схемам поведения, кото­рые помогут не растеряться и действовать адекватно обста­новке в любой чрезвычайной ситуации. Это и является зада­чей школьного курса «Основ бе­зопасности жизнедеятельнос­ти». К сожалению, в школах слишком мало внимания уде­ляется этому предмету. Между тем в сложившейся ситуации от государства требуется кар­динально улучшить подготов­ку населения к ЧС. Мгновенно справиться с появившейся угро­зой невозможно. Если это возымеет хоть ка­кое-то действие, я готова в каждой строке еще и еще раз повто­рять, что подготовка населения к действиям в экстремальной обстановке должна серьезно ве­стись, начиная еще со школь­ной скамьи. Даже там, где, ка­залось бы, с ОБЖ все благопо­лучно - проводится один урок в неделю - этого мало. Разве мож­но заложить основы грамотно­го поведения при ЧС во время одного часа в неделю? До следу­ющего урока все изученное ра­нее забудется.
К сожалению, во многих школах ОБЖ вообще не препо­дается. Конечно, дети и так ис­пытывают большую учебную нагрузку от других дисциплин. И в сетке расписания, где уже значится шесть, семь и даже во­семь уроков, не говоря о фа­культативах, трудно найти ок­но для ОБЖ. С другой стороны, почему трудно именно для ОБЖ? Разве есть что-то более ценное, чем человеческая жизнь, сохранению которой : учат во время занятий по этому курсу? Ситуация требует кар­динальных решений. Пора наконец сориентиро­ваться на первостепенные нуж­ды населения. Того самого насе­ления, которое сейчас борется не за лучшую жизнь, а за эле­ментарное выживание на соб­ственной территории. Обеспе­чить выживание людей в чрез­вычайных ситуациях - перво­очередная задача государства, а значит, и такого его федераль­ного органа исполнительной власти, как Министерство об­разования, которое отвечает за подготовку населения. Предмет ОБЖ нужно обязательно пере­вести из дополнительных в раз­ряд первостепенных, жизнен­но необходимых. Если убедить в его важности взрослых, тогда и дети будут относиться к нему серьезнее. Когда случается очередное несчастье, в воздухе повисает невысказанный вопрос: «Поче­му нас никто не предупредил и не подготовил?!» Так вот, пре­дупреждать и готовить нужно еще с детства. Возможно, тогда люди после взрыва будут вести себя более грамотно. И не побе­гут навстречу своей возможной смерти.
Конечно, только лишь пред­метом ОБЖ обойтись нельзя. Речь идет о перестройке созна­ния в сторону повышения уров­ня культуры безопасности. Я считаю неправильной позицию тех, кто перекладывает всю от­ветственность за последствия тех или иных чрезвычайных си­туаций исключительно на власть. Несомненно, именно она призвана оградить нас от различных бед и в первую оче­редь сегодня - от терроризма. Но ведь нереально установить тотальный контроль за каждым подземным переходом, подъез­дом дома или вагоном метро. Не сможет милиция ходить за каждым «лицом кавказской на­циональности» , тем более, что и лица славянской национально­сти горазды не только на пра­ведные дела.
Так кто же, кроме нас самих, решит наши проблемы? Боюсь, что после разговоров об очеред­ном несчастье сделано ничего не будет. Общество опять успо­коится до очередной трагедии. Меня поражает его способность забывать то, что, по здравому разумению, должно было бы вызвать огромную волну энер­гичных действий. Если так бу­дет продолжаться и дальше, то, напротив, волна ЧС смахнет нас в небытие.