Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Diam nonummy nibh!

Duis autem vel eum iriure dolor in hendre!

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetuer adipiscing elit, sed diam nonummy nibh euismod tincidunt ut laoreet dolore magna aliquam erat volutpat.

Lorem >>

Ipsum factorial non deposit quid pro quo hic escorol. Olypian quarrels et gorilla congolium sic ad nauseum.

Lorem >>

ADIPISCING ELIT

                                   курс повышения квалификации для учителей 

«Преподавание ОБЖ в рамках перспективной модели ФГОС-2020» 

Занятия на курсе проходят онлайн и доступны в записи в любое время. После выполнения условий прохождения курса учитель может получить удостоверение о повышении квалификации – 72 часа. 

Запись на курс повышения квалификации по ОБЖ и подробности здесь https://foxford.ru/courses/1347/landing 

О.Укке, В.Шаповаленко, Бег в противогазах как эволюция традиционного бега в мешках

Опубликовано 18.11.2015

В сентябре минувшего года центральные средства массовой информации сообщили о драматической ис­тории, произошедшей с выпускником одной из школ в ходе учебно-полевого сбора. В связи с этой историей было высказано много разных суждений: сочувствен­ных, обличающих и разоблачающих, политических -всяких. Выступили профессионалы-военные, медики, педагоги, юристы. Вероятно, относительно того, что случилось, полезно будет узнать также мнение военных химиков - кто лучше растолкует, что такое противогаз и как с ним обращаться? Но прежде давайте вспомним суть и некоторые детали происшедшего. Обратимся в этих целях к публикации в «Красной звезде» «Послед­ний урок» (авторы подполковник Азат ХАНМАМЕДОВ и Виталий ДЕНИСОВ), точнее- к важным для последую­щего разговора цитатам. 

О.Укке, доктор технических наук, профессор, 
В.Шаповаленко, военный инженер-химик

 



5 сентября в Советском районе Ханты-Мансийского автономного округа во время учебно-полевого сбора, про­ходившего на базе военно-спортивного лагеря «Чайка», произошел несчастный случай. Во время совершения мар­ша внезапно умер ученик 11 -го класса Саша Бочанов из по­селка Пионерский.
...Учебно-полевой сбор с учащимися 11-х классов сред­них школ района был организован в соответствии с подпи­санным еще три года назад министрами обороны и образо­вания РФ приказом «06 утверждении инструкции об орга­низации обучения граждан РФ начальным знаниям в обла­сти обороны и их подготовки по основам военной служ­бы» и на основании распоряжения главы районной адми­нистрации «О проведении пятидневных учебно-полевых сборов с гражданами, проходящими подготовку по основам военной службы», со 2 по 6 сентября на базе военно-спор­тивного лагеря «Чайка». На 5 сентября, согласно плану учебно-полевого сбора (УПС), было намечено итоговое за­нятие - совершение марша с элементами выполнения ко­манд по радиационной, химической и биологической защи­те, тактической и физической подготовки. Марш совершался в составе четырех взводов, сформи­рованных из числа учащихся. Саша Бочанов находился во втором взводе, которым командовал преподаватель ОБЖ школы № 1 города Советский В.Крылов, его заместителем был педагог дополнительного образования школы № 4 Е.Фидориненко. Колонну замыкал дежурный автомобиль с фельдшером, предназначенный для экстренных случаев.
Журналисты, уже «отстрелявшиеся» по этому поводу, приводят высказывания ребят, имена которых почему-то не указывают: «Учителей с нами не было, а были два сер­жанта из военкомата. Нас постоянно унижали, издева­лись. Вечером 5 сентября после ужина неожиданно посту­пила команда: бег на 10 км. В противогазах», «Саше даже не разрешили снять противогаз. Когда он упал на землю, то ему не пытались оказывать медицинскую помошь...» И, конечно, живописуют нравы военно-спортивного лагеря (ВСЯ): нагрузки, которые командиры предложили маль­чишкам, не предусмотрены даже программой подготовки спецназовцев (!}... Ну что тут сказать?.. Во-первых, в военкомате Совет­скою района военнослужащие в звании ниже прапорщика не служат. Во-вторых, на сборе в качестве командиров, их заместителей были преподаватели ОБЖ и физической культуры школ, которые имеют воинские звания военно­служащих запаса. Плюс к тому это люди, имеющие боль­шой педагогический опыт работы и участвующие в подоб­ных сборах уже не один год.
- К работе с детьми в нашем районе случайные люди не допускаются, - говорит заведующий отделом Департамен­та образования, науки, физической культуры и спорта Со­ветского района Александр Вольхин, исполнявший на тот момент обязанности заместителя начальника УПС по фи­зической культуре. - За три года, что мы проводим у себя учебно-полевые сборы, у нас не было ни одного ЧП. Никог­да дети и их родители не заявляли о каком-либо давлении, проявлениях жестокости со стороны взрослых. Даже сей­час, после случившегося несчастья, нет ни одного обвине­ния такого рода.
Да, к обучаемым предъявлялись отдельные требования воинских уставов Вооруженных Сил РФ. Но ведь цель сбо­ров в том и состоит, чтобы процесс обучения старшекласс­ников максимально приблизить к реальной армейской жиз­ни, чтобы юноши реально могли оценить свои возможности. Но вернемся к трагическому дню 5 сентября. Шли четвер­тые сутки сбора. После ужина с 19.30 до 20.30 для обучае­мых был дан концерт с участием артистов из Центра куль­туры и творчества города Советский. Только по его оконча­нии началось итоговое занятие. Но еще перед его началом подполковник В.Завадский предложил выйти из строя тем, кто по состоянию здоровья или какой-либо другой причине не сможет справиться с предстоящей задачей. Из строя вы­шли 18 человек. Саши Бочанова среди них не было.
- Да при чем тут вообще противогазы? Те, с которыми приехали учащиеся Пионерской средней школы, были ра­зукомплектованы - в них отсутствовали выпускные клапа­ны и фильтрующие коробки. Дышать в таких масках мож­но с тем же успехом, что и без них, - убежден начальник 2-го отделения объединенного военного комиссариата, ру­ководитель сбора подполковник Владимир Завадский.
- До финиша оставалось полтора-два километра, когда я заметил, что Александру трудно бежать, - вспоминает Ев­гений Федориненко. - Я предложил ему перейти на шаг и снять противогаз. Но парень, чтобы избежать насмешек со стороны сверстников, отказался. Наверное, хотел доказать, что сумеет дойти до финиша на равных с ними. Но в двухстах метрах до финиша мальчику стало пло­хо, и он упал, потеряв сознание. Изо рта Александра ста­ли выделяться рвотные массы. Подоспевшие к месту про­исшествия начальник штаба УПС В.Шипков, замкомвзво-да Е.Фидориненко и медработник Г.Семесько начали ока­зывать пострадавшему первую медицинскую помощь. Но Александр в сознание не приходил...
- Решение о доставке Бочанова в больницу № 2 поселка Пионерский было принято сразу же, - вспоминает Владислав Шипков. - По прибытии туда дежурный врач Гладких пы­ талась в течение 25 минут реанимировать Александра, но все попытки положительных результатов не дали. Первона­чальное вскрытие показало, что причиной трагедии стала механическая асфиксия от закрытия дыхательных путей.


Как уже говорилось, трагичес­кий случай получил широ­кую огласку. Теперь на традици­онный вопрос «кто виноват?» пы­таются ответить следственные ор­ганы. Мы не ставим цель оппони­ровать официальному следствию. Но хотелось бы в связи с произо­шедшим прояснить некоторые специальные («ведомственные») вопросы, которые вновь напомни­ли о себе. Ведь даже весьма скуд­ный профессионально интересу­ющий нас материал о печальном событии позволяет настаивать на том, что между массовыми и ино­гда достаточно жесткими форма­ми использования средств индиви­дуальной защиты (СИЗ) на заня­тиях (например, упоминавшим­ся в газете бегом в противогазах) и трагической гибелью ученика существует отчетливо видимая корреляция. И хотя статья в газе­те «Красная звезда» претендует на объективность освещения со­бытия и выражает как бы офици­альное мнение организаторов сбо­ров, нет согласия с прозвучавшим в подтексте оправдательным выводом, квалифицирующим траги­ческую развязку как несчастный случай, какие иногда случаются на спортивных соревнованиях.
Хотя «вина» противогазов в том, что произошло, фактически отрицается, не заданный откры­то вопрос существует: могут ли быть действия в противогазах, отягощенные физическими на­грузками, опасными для здоро­вья? На этот вопрос, поставлен­ный с позиции обывателя, ответ должен быть, по-видимому, по­ложительный. При определенных условиях СИЗ не являются ин­дифферентными средствами в от­ношении физиологического со­стояния организма. Всем хорошо известно, что в качестве орудий пыток, затрудняющих дыхание, используются не только пласти­ковые мешки, надетые на голо­ву, но и противогазы.
Но профессионалы, чья дея­тельность непосредственно свя­зана с работой в условиях воздей­ствия отравляющих веществ или радионуклидов, в таком контекс­те вопрос о реальных опасностях никогда не ставят. Для них суще­ствует опасность поражения ОБ (или облучения), которая выбран­ным комплексом средств инди­видуальной защиты и устанавли­ваемым режимом проведения спе­циальных работ должна быть све­дена к минимуму. Опасности, ко­торые могут возникнуть в связи с нарушением процесса дыхания в противогазах при больших на­грузках или в связи с изменения­ми температуры тела при рабо­тах в средствах индивидуальной защиты кожи (СИЗК), учитыва­ются почти «автоматически» от­работанными технологиями ве­дения работ и их организацией, режимами, устанавливающими продолжительность работ и по­рядок чередования труда и отды­ха в зависимости от тяжести работ и условий их проведения. Кстати, продолжительность отдыха при тяжелых работах может дости­гать 60% от общей их продолжи­тельности.
Эти меры безопасности при по­стоянном личном контроле само­чувствия и исправности средств защиты дополняются обязатель­ным медицинским контролем, а также возможностью прекратить работы и выйти из зараженной зо­ны, если ухудшилось самочувст­вие или обеззараживание не вос­станавливает безопасность. Неудивительно, что этот слож­ный, профессионально отлажен­ный процесс организации работ в условиях заражения ОВ деформи­руется до неузнаваемости, когда заражение реально отсутствует. Фактор опасности поражения при этом снимается полностью, а вме­сте с ним отпадает необходимость соблюдать комплекс соответству­ющих мер безопасности.
Почему такого рода имитации получили распространение, осо­бенно на массовых мероприяти­ях военно-патриотического тол­ка или, например, на сборах и со­ревнованиях, проводимых в рам­ках движения «Школа безопас­ности » ? Ведь дидактическая цен­ность вплетаемых в канву соревно­ваний фрагментов «с элементами выполнения команд по радиаци­онной, химической и биологичес­кой защите» достаточно сомни­тельна. Ответ напрашивается не­утешительный: организаторам ме­роприятий непременно требует­ся, чтобы соревнующиеся или обу­чаемые действовали в средствах защиты. А роль средств защиты в подобных случаях, как правило, аналогична роли любых препятст­вий, осложняющих, отягощаю­щих действия. Такие ситуации толкуются как использование СИЗ не по прямому назначению, что «Руководством по эксплуатации средств индиви­дуальной защиты» запрещено. Признавая относительность по­добных запретов, мы, тем не ме­нее, считаем необходимым предо­стеречь устроителей и участников «игр» с использованием СИЗ от легкомысленного отношения к опасностям, которые могут воз­никать в результате неконтроли­руемого роста физических нагру- зок в ситуациях, названных на­ми «имитациями».
Границы допустимых физичес­ких нагрузок при нахождении в противогазах, не вызывающих на­рушения дыхания и признаков удушья (границы допустимого ри­ска), неопределенны и достаточно условны. Они зависят от множест­ва преимущественно индивиду­альных трудно учитываемых фак­торов. Система «интегративного» учета их, естественно, не регла­ментирована. Преподавателю кур­са ОБЖ при определении безопас­ного уровня «задаваемых» физи­ческих нагрузок остается пола­гаться на собственный професси­ональный опыт, интуицию и по­вышенный уровень страховки.
Между тем, некоторые допол­нительные сведения о фильтрую­щих противогазах, надеемся, по­могут преподавателю лучше ори­ентироваться в рассматриваемой проблеме, сделать тренировки бе­зопасными не в ущерб эффектив­ности и качеству обучения. В даль­нейшем мы опустим, чтобы не ус­ложнять материал, всё, что отно­сится к влиянию на состояние ор­ганизма средств индивидуальной защиты кожи, включая вопросы выбора варианта использования СИЗК, перегревания тела летом и переохлаждения его зимой, ог­раничения в связи с этим продол­жительности работ и др., полагая, что все они, подтверждая обозна­ченные подходы к проблеме, всё же нуждаются в отдельном рас­смотрении. Физиолого-гигиенический ас­пект включает оценку влияния не только физической нагрузки, но и технических параметров кон­кретного образца (марки) фильт­рующего противогаза, которые, к тому же, могут изменяться со вре­менем. Рассмотрим взаимосвязь этих факторов и их влияние на организм человека, находящегося в противогазе.
Противогазы, только что выпущен­ные производителем, обычно в эксплуатацию не поступают. Их хранят на слу­чай войны или чрезвычайных ситуа­ций, подобно тому, как хранятся несни­жаемые запасы медикаментов или стратегические запасы некоторых ви­дов продовольствия. Последние посту­пают в продажу в установленные сро­ки до истечения сроков годности по­сле освежения запасов. «Возраст» противогазов, с которы­ми приходится иметь дело на занятиях, как правило, не менее 15 лет. Истече­ние гарантийных сроков, установлен­ных поставщиками (обычно 10 лет), не является поводом для снятия изделий с хранения. Фильтрующий противогаз лишь внешне простой прибор, его каче­ство и надежность определяет множе­ство параметров, большая часть кото­рых контролируется в процессе лабора­торных испытаний образцов, отбирае­мых от заводских партий противога­зов, содержащихся в одинаковых ус­ловиях. Такие условия лучшим обра­зом выдерживаются в процессе дли­тельного хранения на складах, где из­делия содержатся в ящиках, в уклад­ке поставщиков. По опыту, качество противогазов сохраняется в сроки, почти вдвое пре­вышающие гарантийные, что позволя­ет продлевать реальные сроки хране­ния еще на пять и более лет сверх га­рантийных. По истечении сроков хране­ния и замены на новые, партии проти­вогазов, снятые с хранения, передают­ся в эксплуатацию. Если содержание противогазов, находящихся в эксплуа­тации, отвечает требованиям, их каче­ство сохраняется еще длительное вре­мя. Такие противогазы можно исполь-зовсггь по назначению для работ, тре­нировок и других учебных целей. Негод­ные, не подлежащие ремонту противо­газы выбраковываются по показани­ям и переводятся в «учебные». Какие-либо действия в таких противогазах исключены!
Рассмотренный порядок сохра­нения и эксплуатации противога­зов, в сущности, представляет си­стему «движения» средств защи­ты, принятую еще в Советском Со­юзе. В личное пользование про­тивогазы не выдавались. В силу объективных причин противогаз не «вписался» в нашу повседневную жизнь, не стал бы­товым прибором, подобно респи­ратору и даже индикатору радио­активности, который после Черно­быльской катастрофы стал про­даваться населению. А нужда в какой-либо, возможно упрощен­ной, модификации противогаза для защиты от паров агрессивных химических веществ существует. Выработавшееся в учебной практике неадекватное отноше­ние к противогазу основано, преж­де всего, на нежелании мириться с дискомфортом, когда защитные свойства противогаза не проявля­ют себя, «не наблюдаются».
На спортивных соревнованиях противогаз - это еще и средство, препятствующее достижению спортивного результата. На практике защитные свойст­ва противогазов участников учеб­ного процесса интересуют лишь формально. Их не демонстриру­ют, о них учащиеся практически ничего не знают. Даже руководи­тели солидных сборов предпочита­ют не обременять себя организаци­ей такого мероприятия, как «оку­ривание », то есть проверкой про­тивогазов в атмосфере вещества раздражающего действия. А меж­ду тем, эта операция не только по­учительна. Она как бы подтверж­дает «статус» противогаза как средства защиты. Даже кратко­временное нахождение в атмосфе­ре вещества раздражающего дей­ствия предупреждает профана­цию обучения средствам защиты во всех формах ее проявления. Важнейшим параметром противога­за, от которого главным образом зави­сит физиологическое состояние орга­низма, является сопротивление воз­душному потоку или «сопротивление дыханию». Его создает фильтрующе-поглощающая коробка (ФПК). В про­цессе совершенствования фильтрую-ще-поглощающих систем (ФПС) сниже­ние величины сопротивления постоян­ному воздушному потоку при потоке в 30 л/мин, соответствующему состоя­нию относительного покоя, является одной из целей разработчиков противо­газов. Например, сопротивление воз­душному потоку, характерное для ФПК выпуска 1970-х годов, в миллиметрах водяного столба: гражданский противо­газ ГП-5 -19 мм, общевойсковой -ПМГ-2-22 мм. Соответственно, для проти­вогазов выпуска 1980-х годов: граж­данский противогаз ПТ7 -16 мм, обще­войсковой ПМК -13 мм.
Воздухообмен легких человека в зависимости от физической нагрузки изменяется в широких пределах. Так, при тяжелых нагрузках он может соот­ветствовать постоянному, воздушно­му потоку в 200-250 л/мин. Динамика изменения сопротивления воздушному потоку показывает, что при росте воз­духообмена легких в среднем в 8 раз во время несения тяжелых нагрузок, со­противление дыханию возрастает при­мерно в 10 раз. Это объясняет причи­ну возможного возникновения удушья в критических случаях неконтролиру­емого роста нагрузок. Фильтрующе-по-глощающие системы последних поко­лений позволяют переносить большие нагрузки, а также они более «чувст­вительны» к изменению исходной ве­личины сопротивления дыханию. Рост сопротивления дыханию, например, вследствие переувлажнения шихты, непременно скажется при выполнении тяжелых работ. Учитывая циклический характер ды­хания (чередование вдоха и выдоха), зависимость воздухообмена легких от тяжести выполняемых работ принято выражать через «минутный объем ды­хания» (МОД). В свою очередь, связь воздушного потока (ВП) с минутным объемом дыхания выражается простой ориентировочной формулой ВП = 2,5 ^-3,0 МОД (л/мин). По данным исследова­ний, существенная интенсификация дыхания происходит уже при переходе от средних к тяжелым нагрузкам, то есть при переходе человека с шага на бег или при преодолении пересечен­ной местности пешим порядком.
Кроме того, при тяжелых физичес­ких нагрузках ритм и глубина дыхания отклоняются от оптимальных значений. Частое и поверхностное дыхание в противогазе приводит к тому, что часть выдыхаемого воздуха повторно попадает в легкие при очередном вдо­хе. В итоге может развиться так назы­ваемое маятниковое дыхание, снижа­ющее процент кислорода во вдыхае­мом воздухе. В результате неограничивае­мые, а тем более поощряемые на­грузки, такие как, например, бег в противогазах, могут явиться причиной существенного затруд­нения дыхания, а в критических случаях - приводить к асфиксии. Из-за выраженной индивиду­альной переносимости физичес­ких нагрузок вряд ли удастся оп­ределить единую для всех обуча­емых область безопасных нагру­зок при действиях в противога­зах. Но, собственно, с какой це­лью необходимо пытаться это сде­лать? Чтобы использованию про­тивогазов не по назначению при­дать видимость легитимности? Для того чтобы тренировать обу­чаемых на длительность нахож­дения в противогазах, этого не требуется. Сохранение работоспособности в условиях дискомфорта, созда­ваемого противогазом, - одна из целей тренировок на длительность нахождения в противогазе. Не­возможность при надетом проти­вогазе отправления ряда жизнен­ных функций организма (прием пищи, воды, лекарств, удаление пота и выделений из носоглотки), ограничение поля зрения, затруд­нения в обмене информацией, вы­нужденный отказ от таких при­вычек, как курение или жевание жвачки, не исчерпывают перечень неудобств, которые человек при этом испытывает. Уменьшение дискомфорта и расширение воз­можностей в этих условиях во многом зависят от конструкции лицевой части СИЗ.
Наибольшее распространение полу­чила относительно простая по конст­рукции шлем-маска ШМ-62у. Ею укомп­лектованы общевойсковой противогаз ПМГ-2, гражданский противогаз ГП-5 и, частично, детские противогазы для школьного возраста - ПДФ-Ш, ЛДФ-ША. Но уже шлем-маска ШМ-ббМу, ко­торая также шла на укомплектование противогазов ПМГ-2 и ГП-5, имела пе­реговорное устройство и вырезы в шле-мовой части в области ушей, улучшаю­щие слышимость речи. . К концу гарантийного срока хране­ния эластичность и прочность резины шлем-масок утрачивается примерно на 20%. На поверхности резины постепен­но образуется «сетка» мелких трещин, обнаруживаемая при растяжении. И хо­тя резина выдерживает обычно двой­ное растяжение и в более поздние сро­ки, при подборе лицевой части по рос­ту могут возникнуть сложности из-за сокращения количества приемлемых вариантов подбора. Так, например, при «плотном» варианте подбора, что пред­почтительно во время ответственных работ, через некоторое время могут появиться ощущение сжатия головы и кожи лица, а также головная роль.
Улучшение эксплуатационных ха­рактеристик более современных об­разцов одновременно означало и ус­ложнение конструкций противогазов, и их удорожание. Следующее поколе­ние противогазов укомплектовывалось более технологически сложными и со­вершенными лицевыми частями типа «маска» с независимым обтюратором - подвернутым резиновым краем мас­ки, улучшающим прилегание ее к лицу без лишнего давления. Эти лицевые части более комфортны, имеют улуч­шенную систему клапанов выдоха грибкового типа. К противогазам это­го поколения можно отнести общевой­сковые противогазы ПМК с маской М-80 и ПМК-2 с маской МБ-1-80, граж­данский противогаз ГП-7 с маской МГП , оборудованные переговорными уст­ройствами, а также детский противо­газ для школьного возраста ПДФ-2Ш с маской МД-4. Маски общевойсковых противогазов имеют узел присоедине­ния ФПК со смещением в левую или в правую сторону, трапецевидные изо­гнутые стекла, позволяющие работать с оптическими приборами. Оба обще­войсковых противогаза и модифика- ция гражданского противогаза ГП-7В оборудованы устройством для приема жидкости. Укладываются и хранятся противогазы с расправленными лице­выми частями. В хранении деформа­цию лицевых частей предотвращают специальные вкладыши. Старение ре­зины этих лицевых частей меньше от­ражается на эксплуатационных харак­теристиках противогазов. Приведенные ниже выводы, мы надеемся, окажутся убедительны­ми. При пользовании противога­зами последних выпусков вероят­ность возникновения перегрузок и критических состояний, сопро­вождающихся нарушением дыха­ния и удушьем, снизилась. Одна­ко сам принцип действия фильт­рующего противогаза предпола­гает существование проблемы и не оставляет надежды на то, что она в ближайшем будущем будет решена конструктивно. Хотя опасность возникнове­ния удушья при бесконтрольном росте физических нагрузок прин­ципиально существует, она ста­новится актуальной только при использовании противогазов не по назначению. То есть, в тех случаях, когда степень защиты органов дыхания и уровень «за­даваемых» нагрузок не являют­ся обусловленными реально су­ществующим заражением (или загрязнением) или жизненно не­обходимыми. В ситуациях, создаваемых с учебными или спортивными це­лями, когда участников меропри­ятий принуждают находиться в противогазах или по каким-либо причинам они не в состоянии от­казаться от навязанной им «иг­ры», у них, как правило, возника­ет реакция противодействия. Это противодействие обычно выража­ется в попытках уменьшить со­противление дыханию путем на­рушения герметичности противо­газа, изъятия из лицевой части клапанов выдоха или откровен­ной порчи противогаза путем пре­вращения его в чисто декоративный, маскарадный предмет. При массовом следовании таким нега­тивным традициям на соревнова­ниях и попустительстве органи­заторов соревнующиеся превра­щаются в современных луддитов. Оставаться честным и принципи­альным в таких условиях уже опасно для здоровья: ведь те, кто уполномочен определять величи­ну нагрузок, могут исходить из того, что большинство участни­ков массового мероприятия о сво­ем здоровье заблаговременно уже «позаботилось».
Казалось бы, ясно, что учебные занятия и тренировки, а тем более соревнования не должны превра­щаться в эксперимент над людьми с непредсказуемыми последстви­ями для их здоровья. Нетрудно понять и то, что «человек в проти­вогазе» не встраивается в привыч­ный формат спортивных соревно­ваний, где цель - преобладание над соперником, а одним из ос­новных критериев оценки резуль­тата является выигрыш времени. «Бег в противогазах» по своей бессмысленности сродни одному из забытых видов «массовок» -«бегу в мешках». Комизм и аб­сурдность этого занятия были по­нятны всем. Ведь победители со­ревнований были не те, кто лучше бегал, а те, которые лучше бежа­ли в мешках. Абсурдность и не­безобидность бега в противогазах, оказывается, уже не так очевид­ны: их приходится доказывать. «Усложнение» формы, как види­те, налицо! Надо ли это понимать как иронию эволюции?
В настоящее время, ставшее вновь патриотичным, парадок­сальность трагического случая на учебно-полевом сборе учащихся в Ханты-Мансийском автономном округе проявилась, на наш взгляд, в том, что вместе с жизнью уче­ника в жертву была принесена главная цель, идея - обучение бе­зопасности жизни. В азарте «иг­ры» о них предпочли не помнить.