Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Diam nonummy nibh!

Duis autem vel eum iriure dolor in hendre!

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetuer adipiscing elit, sed diam nonummy nibh euismod tincidunt ut laoreet dolore magna aliquam erat volutpat.

Lorem >>

Ipsum factorial non deposit quid pro quo hic escorol. Olypian quarrels et gorilla congolium sic ad nauseum.

Lorem >>

ADIPISCING ELIT

                                   курс повышения квалификации для учителей 

«Преподавание ОБЖ в рамках перспективной модели ФГОС-2020» 

Занятия на курсе проходят онлайн и доступны в записи в любое время. После выполнения условий прохождения курса учитель может получить удостоверение о повышении квалификации – 72 часа. 

Запись на курс повышения квалификации по ОБЖ и подробности здесь https://foxford.ru/courses/1347/landing 

Р. Илющенко, За великий русский народ. не утратить национального самосознания

Опубликовано 04.12.2015

Проблема суицидов, стабильный рост преступности практически во всех силовых ведомствах России не могут не вызывать беспокойства руководства страны, командования. Ведь это в первую очередь отражается на боеготовности и боеспособности армии. Рост показателей самоубийств и правонарушений среди людей в погонах наводит на определенные размышления, заставляет искать причины, изучив которые, можно увидеть всю глубину проблемы. 
Корни любого явления хорошо высвечиваются в сравнительной аналитике. Не так давно у нас было принято все сравнивать с дореволюционным 1913 годом. Не будем нарушать традиции. По данным статистического справочника «Россия. 1913 год», изданного в 1995 г. в Петербурге, в 1912 году на всю империю было зарегистрировано 24 суицида. Для сравнения: в 2007 году, по данным Военной прокуратуры, только в Вооруженных Силах России было зафиксировано 224 (!) самоубийства. 


Р. Илющенко, «Военно-промышленный курьер» (http://www.vpk-news.ru/

Былое и думы 
Схожая картина и с преступностью. В 1912 году на 100 тыс. населения в среднем было совершено 105 преступлений, в 2006 году, по данным МВД, - 2700. 
Еще одно сравнение: в царствование Николая II ежегодный прирост населения составлял 2 миллиона. Сегодня мы ежегодно почти по миллиону теряем. 
При сравнении этих показателей у любого человека сам собой возникает закономерный вопрос: почему такая колоссальная разница? Она, на мой взгляд, в различии государственного строя и соответствующей идеологии. В 1913 году у нас была Российская империя, идеология которой заключалась в известной триаде: «Православие. Самодержавие. Народность». Россия являлась Третьим Римом и Домом Богородицы, как назвал ее генералиссимус А. Суворов, со всеми вытекающими отсюда имперскими, государственными задачами и достаточно высоким уровнем национального самосознания и самоуправления народа. 
Хотя определяющей в Российской империи считалась не национальность, а вероисповедание, русские (к ним тогда относили белорусов и малороссов - украинцев) составляли абсолютное большинство. Они в первую очередь и являлись носителями имперской идеологии и национального самосознания, которое поэтому мы вправе называть «русским». Остальные нации и народы, населявшие империю, были удачно вписаны в систему сложившихся межнациональных взаимоотношений. Например, инородцы, как называли представителей коренных народов Кавказа, Сибири и Дальнего Востока, ничем не были ограничены в правах. Более того, они имели даже ряд льгот -например, не подлежали обязательному призыву в армию. Отношения их с властями строились по принципу легитимности «белого» царя, которого они признавали своим защитником. 
Отдельно надо выделить поляков и народы Прибалтики. Хотя их численность была невелика (лишь каждый десятый военнослужащий был представителем этих народов), они имели особый статус и свои привилегии. Например, финны не служили в армии вообще.. 
Определенные ограничения в правах существовали лишь для евреев. Но темы «евреи на службе Отечеству» я намеренно касаться не буду, поскольку в армии их доля была чуть более 3%. 
Русское национальное самосознание формировалось на базе православных ценностей. Лишить себя жизни, погубив душу, считалось страшным грехом - на это решались, в буквальном смысле слова, единицы. Хотя поводов совершить суицид было в то время на меньше, чем сейчас, ведь жизнь в России никогда не считалась особенно легкой. Примерно так же обстояло дело и с преступностью. Она хотя и была, но сдерживалась не столько силой закона, сколько нравственностью и традиционной общественной моралью. 
Сегодня Россия - светское, «демократическое, федеративное, правовое государство с республиканской формой правления» и «никакая идеология не может устанавливаться в качестве обязательной» (ст. 13 Конституции). Наверное поэтому, несмотря на предпринимаемые не раз попытки, так и не удалось четко и ясно сформулировать «государственную идею» России. Каковы ее цель и задачи? Куда она движется? Какие имеет государственные и национальные приоритеты (не путать с проектами)? Ответов на эти вопросы нет, поэтому очертания и магистральные направления проводимой государством политики остаются для ее граждан весьма размытыми и непонятными. 
Необходимо вспомнить и почти 80-летний период советской государственности, когда народ под руководством КПСС строил бесклассовое и наднациональное сообщество - коммунизм. После его краха образовался идеологический вакуум, поддерживаемый ностальгическими воспоминаниями о «светлом прошлом». Однако природа, как известно, не терпит пустоты. 
Идеология - нематериальная сфера бытия, формирующаяся из духовных потребностей общества. Когда про Бога, который учил «возлюбить ближних как самого себя», люди основательно забыли, а «рай на земле» так и не построили, расхристанный народ предпочел примитивный эгоизм - ведь своя рубашка все-таки ближе к телу. Поэтому очень скоро на смену идейной жертвенности (а она была и при советской власти) пришли безыдейные, но понятные любому принципы потребительства, накопительства и весьма туманного либерального понимания свободы, которая ограничивается лишь свободой другой личности. При таких критериях произошла «уценка» многих духовных, нематериальных понятий, которые раньше считались естественными и неоспоримыми: любовь, дружба, Родина, род, честь, совесть, долг, верность, достоинство, ответственность. Резко упала в цене и сама жизнь. 
И вот результат: сегодня по данным, публикуемым в открытой печати, Россия занимает первое место в мире (!) по алкоголизму и количеству самоубийств среди юношей и подростков и первое место в Европе по числу убийств. Более 40% нашей молодежи 14-17 лет подвергались судебному наказанию за различные преступления, а 55% молодых людей готовы переступить моральные принципы при достижении своих целей. В России из 3 миллионов официальных наркозависимых 70% - дети и молодежь. У нас распадаются более 60-70% первичных и до 60% вторичных браков, при этом рождается около 80% больных детей. И еще: наши женщины чаще всех в мире - каждые 5-7 секунд - совершают узаконенное государством убийство - аборт. Люди, словно сорвавшись с цепи, забыв обо всех нравственных ограничениях, ринулись «брать от жизни все». Многие оправдывают свои поступки тем, что, мол, жизнь изменилась, стала хуже, и они вынуждены так поступать, чтобы выжить. Но скорее, наоборот -жизнь стала хуже, потому что люди все больше перестают жить по законам совести, все чаще нарушают нравственные устои и заповеди Божьи. Это результат потери народом исторической памяти, т.е. своего самосознания. 

Советская - не значит русская 
Все вышесказанное напрямую коснулось и военнослужащих - они тоже часть общества. Поэтому потеря армией исторической памяти и национального сознания ни в коем случае недопустимы. Она не должна и не может быть вненациональна или космополитична по своему духу. В ней всегда присутствует фактор доминирующей национальной идеи, выражающей интересы определенной нации. Русская армия оставалась всегда русской по духу, несмотря на присутствие в ее рядах представителей различных коренных народов и наций. Даже во времена иноземного засилья в годы правления Петра I она все равно оставалась русской. Представители других коренных народов - башкиры, татары, черемисы - служа в русской армии, являлись носителями и выразителями государственной идеологии при сохранении своей национальной самобытности. 
В Красной, а позже Советской Армии принцип национальной армии пытались заменить на интернациональный. Причем не только расширением призывной базы за счет малых народов Сибири, Севера и Кавказа, но и постепенно заменяя ее национальные элементы русскости «советскостью». Солдатам и офицерам вместо национального долгое время прививался классовый принцип самосознания - «пролетарский интернационализм». 
Всем этим экспериментам конец поставила Великая Отечественная война, когда выяснилось, что никто из «пролетариев всех стран» на помощь СССР не придет. Тогда И. Сталин публично призвал брать пример именно с великих русских полководцев - Невского, Донского и Суворова и сделал большой реверанс в сторону Русской Православной Церкви. В беседе в сентябре 1941 года с представителем президента США А. Гарриманом он признавал, что «русские сражаются, как всегда, за свое Отечество, а не за нас», имея в виду большевиков. Можно вспомнить и известные слова маршала И. Баграмяна, который говорил, что, если в смешанном подразделении было менее 50% русских, оно считалось небоеспособным. Именно на русский народ (я имею в виду в данном случае триединый, общеславянский дореволюционный принцип этого понятия) легла основная тяжесть войны, именно он понес наибольшие страдания и потери. Но именно он, как и положено государствообразующему народу, больше всего дал стране героев, заслонив других своей широкой «братской» грудью. Это по достоинству оценил и сам И. Сталин, подняв в Кремле победный тост за «великий русский народ». Таким образом, Красная, а позже Советская армия оставалась, несмотря ни на что, преимущественно русской армией. 

Российская - все-таки не русская 
Сегодняшняя Российская армия внешне остается вполне русской и по национальному составу (хотя и без соответствующей графы в паспорте), и по символике. Беспокоит то, что она все больше становится не русской по духу. Беда в том, что сами военные пока не видят и не понимают подмены, что говорит о постепенной утрате ими чувства национального самосознания. А оно определяется потребностью народа в своей национальной культуре, языке и вере. 
На мой взгляд, в армии есть серьезные проблемы с первым, вторым и третьим. Практически свернута работа по проведению смотров художественной самодеятельности, где бы звучали народные песни. Практически в полный упадок пришла шефская работа над армией фольклорных и хореографических коллективов, исполнителей народных песен и танцев. Редкостью бывает и просмотр хорошего русского (не русскоязычного) кино. Очаги культуры - солдатские клубы часто пустуют по выходным, поскольку в каждом подразделении есть свои видео и музыкальные центры и соответствующий набор фильмов и записей, в репертуар которых мало вникает командование подразделений. Что смотрят и слушают солдаты, тоже понятно - то, что им предлагает рынок и реклама. Пустуют солдатские библиотеки и читальные залы. Спрос на русскую классику там практически отсутствует. Поэтому не удивительно то, на каком языке общаются в нашей армии. И в высоких кабинетах, и в казармах слышится устойчивая матерная брань, без которой многие военнослужащие уже неспособны общаться, что говорит об их душевном состоянии и культурном уровне. Каким-то чудесным образом это сочетается с тем, что около четверти военнослужащих все же считают себя верующими. Правда, их доля среди генералов, офицеров и прапорщиков чрезвычайно мала - около 15%. 
На таком неблагополучном фоне руководство государства, а вслед за ним и высшие армейские чины во всеуслышание заявляют о внедрении в общественное сознание принципа толерантности как общепримиряющей идеи. В армии это должно принять форму «российскости». Странная и опасная тенденция. На чем основывается русское национальное самосознание, достаточно хорошо известно, а вот на чем планируют строить российское национальное самосознание, не понятно! 
Часто говорится о возрождении традиций и памяти предков, а на деле проводится фактически подмена понятий. Например, на территории каждой воинской части имеются баннеры с изображениями и высказываниями русских полководцев: от князя Владимира до Георгия Жукова. Они никогда не считали себя россиянами, но русскими. Сегодня об их национальности лишний раз предпочитают не вспоминать. Естественно, из самых благих побуждений - чтобы не обидеть представителей иных народов, не спровоцировать в части, подразделении межнациональный конфликт! Этим жупелом теперь можно припугнуть, кого хочешь. Какому же командиру захочется рисковать карьерой, будучи обвиненным в разжигании межнациональной розни! 
Как-то незаметно исчезли из программ типовых учебных планов общественно-государственной подготовки (ОГП) военнослужащих темы, посвященные военной истории Отечества, русской воинской славе, как будто резко вырос интеллектуальный уровень солдат. Но он, к сожалению, пока только падает, а этим темам, например, во Внутренних войсках отведено всего 6-8 часов из 80. Сдается мне, что в других, более национальных армиях, этим вопросам уделяется куда больше времени! 
Настораживают и изменения, внесенные в Устав. Теперь поощряемый военнослужащий должен отвечать не «Служу Отечеству», что выражало достаточно емкое понимание служения как России, так и своей малой Родине, а «Служу Российской Федерации». Что изменилось? РФ - это уже не Отечество (страна отцов), а субъект международного права, а умирать за субъект как-то не очень хочется. 

Великая идея для одного великого народа 
Один знакомый офицер обратил внимание на интересный факт: почему русские солдаты часто выглядят угрюмыми и подавленными в отличие от, скажем, представителей северокавказских народов, которые чаще пребывают в хорошем настроении, больше радуются и веселятся? Это интересный вопрос. Ответ лежит в области духа и национального самосознания. 
У наших парней дух явно подавлен, а национальное самосознание едва прощупывается, как пульс умирающего человека. Отчего так происходит? Ясно, что это прежде всего проблема семьи, общества и государства. Такое состояние национального духа и подавленность самосознания сформировались у них еще до армии. Не научили их ни в семье, ни в школе, ни по телевизору любить свою Родину, свой народ, свою песню, свою историю, свои традиции и веру, гордиться ими так, как научили кавказцев. Ведь именно это источник их бодрости духа. К сожалению, с грустью можно констатировать, что в армии парней этому тоже вряд ли научат. 
Среди русских выше в несколько раз процент суицидов и смертность, ниже рождаемость. Это звенья одной цепи. И причина прежняя - в упадке духа русских людей, в отсутствии у народа национальной идеи, способной побудить у них волю к жизни, к созиданию. Большому народу требуется большая, великая идея, которая вела бы, как прежде, русских людей на край земли, звала освобождать от иноземного ига своих соседей или единоверцев, влекла в космос. Когда же русский народ перестал быть даже старшим в «дружной семье братских народов советских республик», он просто растерялся и потерялся, как Гулливер, оказавшись в стране лилипутов. 
В угашение национального духа и разрушение самосознания народа свою лепту внесли СМИ, в результате чего «русские люди озлоблены, отчуждены друг от друга и лишены сочувствия к собратьям, ибо им систематически внушалось: «Вы - не великий народ!», пишет публицист И. Ве-вюрко, поэтому именно «национальный патриотизм является очень действенным средством излечения той всеобщей апатии, которая парализовала страну». 
Осознание и понимание этого, а затем возвращения русской идеи национального самосознания в армию есть прямой, наиболее быстрый и естественный путь восстановления и укрепления там порядка. Русским людям, слава Богу, есть у кого учиться, как надо любить Родину, есть чьей жизнью, чьими трудами и словами вдохновляться на служение Отечеству. 
В подтверждение вышесказанного и в заключение приведу слова Ивана Ильина - русского патриота, философа и державника: «Наша Родина дала нам духовную свободу; ею проникнуто все наше лучшее, все драгоценнейшее - и православная вера, и обращение к царю и воинская доблесть. .. и весь наш душевный быт и духовный уклад. Изменить свободе - значило бы отречься от этого дивного дара и совершить предательство над собою... Об этом должны быть теперь все наши помыслы, к тому должны быть направлены все наши усилия. Ибо если дисциплина без свободы мертва и унизительна, то свобода без дисциплины есть соблазн и разрушение». 

Журнал "Основы безопасности жизнедеятельности" №2 2008 г.